skip to Main Content
Изменения корпоративного законодательства в 2020 году. Что нужно знать?

Изменения корпоративного законодательства в 2020 году. Что нужно знать?

Обзор изменений корпоративного законодательства и судебной практики в первом полугодии 2020 года.

В первом полугодии 2020 г. произойдут следующие изменения в корпоративном законодательстве, касающиеся ООО и АО:

Судами  будет применяться Обзор судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25.12.2019, который призван в том числе устранить противоречивые подходы при рассмотрении споров, связанных с деятельностью хозяйственных обществ.

В частности, в Обзоре были разрешены проблемы по следующим вопросам, ранее неоднозначно решавшимся на практике, и по ним были закреплены следующие позиции:

1. Требование о нотариальном удостоверении, установленное пп. 3 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ, распространяется на решение единственного участника (п. 3 Обзора).

В силу прямого указания закона решение единственного участника ООО об увеличении уставного капитала подтверждается его подписью, подлинность которой всегда должна быть засвидетельствована нотариусом (п. 3 ст. 17 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью”, далее – Закон об ООО).

В отношении иных решений единственного участника закон ситуацию никак не регулирует, поэтому в практике можно было встретить позицию, что требование пп. 3 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ о нотариальном удостоверении принятого общим собранием участников решения и состава участников общества, присутствовавших при их принятии, на хозяйственные общества с единственным участником не распространяется (см. п. 2.3 Пособия по удостоверению нотариусом принятия общим собранием участников хозяйственного общества решения и состава участников общества, присутствовавших при его принятии, направленного письмом ФНП от 01.09.2014 N 2405/03-16-3, п. 9 письма Банка России от 25.11.2015 N 06-52/1005, постановления АС Волго-Вятского округа от 01.11.2016 N Ф01-4621/16, АС Северо-Кавказского округа от 10.03.2017 N Ф08-1028/17, АС Поволжского округа от 19.10.2016 N Ф06-12617/16, Восемнадцатого ААС от 26.01.2018 N 18АП-16234/17).

2. Решение общего собрания участников (акционеров) подлежит признанию недействительным независимо от того, каким размером доли в уставном капитале (количеством акций) владеет истец, в случае если доказано существенное нарушение процедуры созыва общего собрания участников (акционеров), которое воспрепятствовало участнику (акционеру) реализовать право на участие в принятии решений, связанных с управлением обществом (п. 5 Обзора).

Исходя из буквального толкования положений п. 7 ст. 49 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ “Об акционерных обществах” (далее – Закон об АО), п. 2 ст. 43 Закона об ООО, если нарушение при созыве и проведении общего собрания акционеров (участников) является существенным, то суд не может оставить решение в силе вне зависимости от количества голосов, принадлежащих акционеру, оспаривающему решение. Соответствующие разъяснения были даны в свое время в постановлении Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 N 19 “О некоторых вопросах применения Федерального закона “Об акционерных обществах”.

Однако в 2013 году ГК РФ был дополнен пунктом 4 ст. 181.4, согласно которому решение собрания не может быть признано судом недействительным, если голосование лица, права которого затрагиваются оспариваемым решением, не могло повлиять на его принятие и решение собрания не влечет существенные неблагоприятные последствия для этого лица. Это привело, в свою очередь, к тому, что в ряде случаев суды отказывали в признании решения общего собрания участников (акционеров) хозяйственного общества недействительным, несмотря на существенность нарушений при его созыве и проведении, если голосование участника (акционера) не могло повлиять на результаты (постановление АС Центрального округа от 14.06.2017 N Ф10-1961/17).

3. Закон не устанавливает ограничений на исключение из общества с ограниченной ответственностью его участника, обладающего более чем 50% долей в уставном капитале общества (п. 8 Обзора).

В свое время в п. 11 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 N 151 была высказана позиция, что при предъявлении требований об исключении мажоритарных участников ООО необходимо учитывать также, что исключение участника ООО, обладающего долей в размере более 50% уставного капитала, возможно только в том случае, если участники общества в соответствии с его уставом не имеют права свободного выхода из общества.

Но как следует из обстоятельств дела, рассмотренного в п. 8 Обзора, наличие права на выход из ООО, не является препятствием для исключения из общества участника, который своими действиями (бездействием) причинил существенный вред обществу либо иным образом существенно затрудняет его деятельность и достижение целей, ради которых оно создавалось, в том числе грубо нарушая свои обязанности, предусмотренные законом или учредительными документами общества (абз. четвертый п. 1 ст. 67 ГК РФ).

4. Достаточным основанием для удовлетворения требования об исключении участника выступает причинение существенного ущерба обществу. Возможность исключения участника не зависит от того, могут ли быть последствия действий (бездействия) участника устранены без лишения нарушителя возможности участвовать в управлении обществом (п. 9 Обзора).

Ранее в практике можно было встретить подход, согласно которому исключение участника возможно, когда его действия (бездействие) участника создают настолько серьезные препятствия в деятельности общества, что они не могут быть преодолены никаким другим образом кроме как прекращением его участия в юридическом лице (см. например, постановления АС Центрального округа от 20.04.2017 N Ф10-1487/17, АС Московского округа от 08.11.2017 N Ф05-16212/17, АС Северо-Кавказского округа от 28.06.2016 N Ф08-3888/16).

5. Суд может отказать в признании решения общего собрания, не получившего необходимого большинства голосов, недействительным в том случае, если будет установлено, что участник, без голосов которого решение не может быть принято, без уважительных причин уклонялся от участия в собрании и препятствовал принятию общим собранием участников значимых хозяйственных решений, отсутствие которых существенно затруднило деятельность общества (п. 4 ст. 1п. 2 ст. 10 ГК РФ) (п. 14 Обзора).

В силу прямого указания закона решения общего собрания участников (акционеров) хозяйственного общества, принятые без необходимого для принятия решения большинства голосов участников общества, не имеют силы независимо от обжалования их в судебном порядке (п. 6 ст. 43 Закона об ООО, п. 10 ст. 49 Закона об АО).

Таким образом, с учетом приведенной позиции ВС РФ теперь такие решения могут быть признаны судом легитимными при наличии злоупотреблений со стороны участника общества.

6. Для признания крупной сделки недействительной не требуется доказывать наличие ущерба обществу в результате совершения такой сделки, поскольку достаточно того, что сделка являлась крупной, не была одобрена и другая сторона знала или заведомо должна была знать об этих обстоятельствах (п. 18 Обзора).

Абз. пятый п. 5 ст. 46 Закона об ООО и абз. пятый п. 6 ст. 79 Закона об АО в ред. до 01.01.2017 предусматривали в качестве одного из условий признания крупной сделки недействительной то, что совершение оспариваемой сделки повлекло или может повлечь за собой причинение убытков обществу или его участнику, обратившемуся с соответствующим иском, либо возникновение иных неблагоприятных последствий.

При этом согласно действующему и ныне п. 2 ст. 166 ГК РФ оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия. Это привело к тому, что в ряде случаев суды при оспаривании крупных сделок хозяйственных обществ, совершенных после 01.1.2017, все равно указывали на необходимость доказывания ущерба в результате совершения сделки (см. постановления Одиннадцатого ААС от 13.10.2017 N 11АП-13740/17, АС Волго-Вятского округа от 09.06.2018 N Ф01-2217/18), несмотря на общие разъяснения Пленума ВС РФ, содержащиеся в абз. втором п. 71 постановления от 23.06.2015 N 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”. Теперь ситуация разрешена применительно непосредственно к крупным сделкам.

Back To Top